Trobadour_Gringoire
Он не всесилен, только блеск в глазах...


Твой летучий корабль заманила зима. В кливерах поднебесья запутался взгляд.
Где-то там, вдалеке от большого ума, в темноте, среди прочих маслин и маслят,
в эфемерной реальности серого сна, продышав через призму стареющих звёзд,
забрала заявление тётка весна, диспергируя время на гриву и хвост.

- Ну, чего же ты встал? Проходи, не робей! Гни фарватер узлом, раз так девственно юн.
Можешь взять себе имя, хоть Джек-воробей - так верней зазывать из теней Гамаюн.
Торопись, капитан! Все швартовы долой! Даже юнгой здесь быть - не для слабых стезя,
бриллиантом расти под девонской золой, если стать человеком пока что нельзя.
Розы мира штурвал не для всякой руки, не любому найдёнышу вверишь компас.
Исподлобья глядят на тебя старики - побросав топоры, варят суп из лампас,
а ты светел и прост, и по детски смущён, ты паришь в облаках пожелтелых страниц,
твой журавлик с небес не подманишь борщом, хоть зажми между пальцев десяток синиц.
Легендарным ловцам этот жест по плечу... Жаль кокос не растёт и не ловится снитч.
Даже если гора не идёт к Кузьмичу - должен сам эту гору придумать Кузьмич!
Так чего же ты ждёшь, идеальный ловец, в буридановой грусти руля и весла?!
За тебя не дают даже пары овец? и стрела Купидона тебя не спасла?
Ты отстал от эскадры на тысячи лье. Твой багаж - рыбий корм. Невеликий улов.
Твои дамы не носят жемчужных колье и кладут тебе в душу с обоих стволов?
Твои вещие сны словно вязкий кисель - ни окон ни дверей, ни туда ни сюда,
твой маршрут разлинован отсель и досель, и твой вспыльчивый нрав поиссяк без следа?
Может выбор велик? - чёрствый пряник да кнут. Может так, может эдак - гадай не гадай.
Всё лежишь на диване и ждёшь когда пнут и глядишь как несёт свои воды Одай? (*)
Твой серебряный век далеко позади, двадцать первый, начавшись, увы, не настал.
Ты один на один с этой болью в груди полируешь до дыр свой вербальный кристалл,
и всё так же по ветру полощет косой, будто занавес сцены в театре теней.
Твоя драма, как зебра с одной полосой, да и та - с каждым годом темней и темней...
Оглянись, Капитан! Твой корвет обречён. Эти снасти и пушки - полнейшая дрянь.
Ты глядишь в никуда и строчишь ни о чём, и глагол твой не жжёт, сколь бумагу ни рань.
Весь твой личный состав - только ты. Только ты. Ты один за двоих, а те двое - за всех.
Твоей дружбы шугаются даже коты, словно белки в больничном крыле-колесе,
и в промозглой тиши корабельных палат ты глядишь в небеса сквозь щелястый настил
и завидуешь всем, кто по жизни крылат, и прощаешь всех тех, кто тебя не простил.
А, очнувшись, ты воешь на звёзды в ночи из бездонного трюма потерянных дней.
- Ну, ещё по одной? Наливай, не молчи - ты почти убедил, что отсюда видней,
что остаться собой - невеликая честь - даже крысе амбарной понятен посыл.
Твой корвет обречён, но он всё-таки есть - эта чаша ломает любые весы.
И, когда-нибудь, время, ослабив нажим, разотрёт в порошок наковальню рутин,
и мы вместе с тобой от себя убежим, и на палубу вырвемся кем захотим.

(*) Одай - река в вымышленной вселенной The Elder Scrolls III - Morrowind
© Алексей Чернышов